Население прерий

Население прерий: от метисов до этнической мозаики

На обычных картах южные степные провинции изображают крупными мазками, символизирующими большие полосы скошенной травы лугов, простирающихся на сотни миль. А этническая карта местности, наоборот, пестрит различными цветами. Такой этнический состав стал итогом канадской демографической политики: правительство призывало безземельных фермеров из Европы заселять эту малонаселенную территорию.

 

Метисы – потомки смешанных браков между европейскими торговцами мехом и женщинами из племен коренных народов. На протяжении долгого времени у них складывался особый образ жизни. Метисы основали колонию в Ред-Ривере. Но все же в 70-х годах XIX века колония была, по мнению официальной Оттавы, лишь «пустынной местностью». Были приложены огромные усилия, чтобы привлечь сюда переселенцев: Земельный орган, руководящий распределением наделов, разделил территорию по принципу американской модели – в виде шахматной доски. Потенциальным фермерам предлагалось занять 0,6 кв. км земли, но лишь с тем условием, что они определенное время будут заниматься земледелием и построят жилище на выделенной им территории. В Манитобу переехало небольшое количество англоговорящих иммигрантов из Онтарио, Великобритании и Соединенных Штатов. За ними потянулись франкоязычные жители, менониты из России, скандинавы, бельгийцы, немцы и исландцы.

 

В конце XIX века резко возросла иммиграция. Во-первых, это произошло благодаря экономическому росту, во-вторых – благодаря политике министра энергетики Клиффорда Сифтона. Хотя он предпочитал, чтобы сюда приезжали иммигранты из провинций Канады и из США, но ратовал также и за то, чтобы в прерии стекались славяне из восточной и центральной Европы: «Дюжие крестьяне в пальто из овечьей шкуры, рожденные на земле. Они являются фермерами в десятом поколении. Рядом с ними – дородные жены и дюжина ребятишек».

 

Большинство фермеров строили свои дома из тех материалов, которые были у них под рукой: древесины (особенно на территориях, покрытых лесом), дерна, глины и соломы, которую они брали на лугах. Здания более постоянного характера были построены с учетом архитектурных традиций стран, из которых приезжали иммигранты. Позже стали появляться стандартизированные строительные материалы и даже целые сборные дома.

 

В 70-х годах XIX века сюда стали стекаться первые иммигранты нефранцузского и неанглийского происхождения. Это были менониты – члены культурно-религиозного объединения из России и центральной Европы, говорящие на немецком языке. К концу столетия с юга России сюда переселились члены секты духоборов – поборники равноправия, исповедующие пацифизм. Они основывали коммуны. Их деревня Христиановка в Саскачеване выглядит так, как будто она находится на берегах Черного моря.

 

Духоборы и другие иммигранты прибыли в таких количествах, что за 20 лет после завершения строительства главной железнодорожной сети и перед началом войны в 1914 году население прерий увеличилось почти пятикратно (примерно с 150 тысяч до 1,5 млн).

 

Довольно экзотично в прериях выглядят купола украинских церквей в виде луковицы. Но за последнее время эти церкви стали неотъемлемой частью нашего стереотипного представления о прериях. Украинцы в массовом порядке приезжали сюда на протяжении всего XIX века.

 

Соборы в прериях

Пейзаж прерий изменился в значительной степени не столько благодаря строительству украинских церквей, но и благодаря установке зерновых элеваторов. Эта великолепная деревянная техника заслужила прозвище «Соборы в прериях». Элеватор обычно стоит вдоль линии железнодорожных путей. Элеваторы раскрашены в яркие цвета. Иногда на них написано название компании, иногда – железнодорожной станции. Некоторые элеваторы достигали высоты 30 м, но большинство имели высоту около 20 м. За довольно обычным внешним видом скрывался по-настоящему тонкий механизм, предназначенный для замера, поднятия, хранения и разгрузки зерна. В 30-х годах XX века элеваторов было около 6000. Сейчас их число снизилось до 1500. Это произошло из-за внедрения моторного транспорта (элеваторы просто устарели), сокращения производства традиционных сельскохозяйственных продуктов и прогресса в сельскохозяйственной технике. Чтобы этот символ канадских прерий не исчез совсем, создали the Ingis Elevators National Historic Site, в котором представлена линия из пяти элеваторов.