Новая Франция

Эпоха Новой Франции в истории Канады

По всему берегу реки располагаются сельские дома. Длинные и узкие участки земли протянулись далеко в глубь побережья. Пейзаж украшают церкви из серого камня со сверкающими крышами и колокольнями, а также прекрасные городские постройки, которые характерны для Бретани и Нормандии. Атмосфера Квебека все еще кое-где напоминает атмосферу французских колоний в Северной Америке 300 лет назад.

 

Новая Франция должна была играть главенствующую роль на континенте. Французские поселенцы жили на побережье Атлантического океана, а торговцы – западнее, в районе Великих озер и еще дальше. Детройт был французским фортом, а по Миссисипи проходил путь к южной колонии Луизиане. Но самое крупное поселение французов находилось в долине реки Св. Лаврентия. Здесь располагались крупные города: столица Квебек и Монреаль. Квебек обладал выгодным географическим положением, здесь начинали навигацию все корабли, которые направлялись в океан. Монреаль почти не отставал от Квебека по количеству жителей. Его основал набожный миссионер Де Мезоннев. Городу дали название Город Марии (Виль-Мари).

 

Поначалу жизнь колонии полностью зависела от торговли мехом и от компаний, которые управляли ей. В 1663 году население колонии составляло лишь 3000 человек, и поскольку компания не смогла привлечь поселенцев, то Людовик XIV взял колонию под свой контроль. Начиная с этого момента и до того, как столетие спустя колония была завоевана британцами, она получила статус королевской провинции Франции. Представителем короля являлся генерал-губернатор, которого поддерживал (а иногда и подсиживал) интендант. В его ведении находились повседневные дела. Городская аристократия состояла большей частью из военных. Благодаря им граница территории, принадлежащей французам, продвигалась дальше на континент. Они также защищали колонию от атак ирокезов и британцев. Отдельными слоями общества были купцы и духовенство. Церковь посылала миссионеров, которые обращали в христианство коренных жителей.

 

Поскольку приоритетом Новой Франции была торговля, а не развитие поселений, то освоение сельской местности происходило довольно медленно. Но во время правления энергичного Жана Талона, первого королевского интенданта, иммигранты из Франции стали прибывать в больших количествах. Вырос уровень рождаемости, и численность населения стала значительно увеличиваться. Росли также и притязания на землю.

 

Жилые фермерские дома строились вдоль реки. Правительство предпочло бы, чтобы сельское население жило в деревнях, где его можно было лучше контролировать. Но канадцы французского происхождения, или хабитанты, как они любили называть себя, предпочитали жить наполовину автономно, наслаждаясь свободой, но при том имея возможность позвать соседей на помощь при необходимости. Многие жители – сироты, бывшие заключенные, солдаты – помнили, что были изгнанниками у себя на родине во Франции. Здесь они наслаждались своей независимостью.

 

Типичный хабитант носил пальто и мокасины из домотканой материи. Он редко пытался обогатиться, продавая урожай на рынок. Его сыновья могли уходить в лес на один сезон или навсегда. Здесь они искали бобровые шкуры и другие меха. Они применяли такие же способы охоты, как и коренные народы, и желали торговать с теми, кто будет хорошо платить. Эти «лесные бродяги», не имевшие лицензии, стали источником постоянной головной боли для властей, желавших держать торговлю мехом под своим контролем.

 

После завоевания колонии британцами представителей власти отправили обратно во Францию. Однако жители продолжили вести тот образ жизни, который сами создали.

Интересные заметки

Смотрите также