Джованни Верраццано

Джованни Верраццано, или кто же на самом деле открыл Гудзон

Джованни Верраццано

Об этом человеке сохранилось больше легенд, чем фактов. Его имя овеяно славой выдающегося исследователя и первооткрывателя пролива Гудзона. Ему же приписывали кровавые подвиги пирата Флорина, в числе которых – ограбление двух наполненных золотом кораблей величайшего авантюриста и вора в истории человечества Фернандо Кортеса. Его считали ученым и писателем. А чаще всего – и одним, и другим, и третьим. На долгое время о Верраццано и вовсе позабыли, приписав его достижения английскому мореплавателю Хадсону. Но случается так, что само время отделяет зерна истины от плевел лживых слухов и нелепых домыслов, возвращая героям их законные лавры. И сегодня Джованни Верраццано в большом почете у граждан Северной Америки. Но при этом и жизнь его и, тем более, смерть остаются загадкой, и вряд ли когда-нибудь появятся ответы.

 

Увы, но точную дату рождения Верраццано указать никто не может, хотя большинство исследователей считают ею 1485 год. О его семье также нет подробных сведений, известно лишь, что она принадлежала к тосканской знати, то есть, родиной Джованни была солнечная Италия, город Греве-ин-Кьянти. Детство и юность мореплавателя, как и личная жизнь, покрыты туманом забвения, а его история начинается с клятвы верности, которую он принес монарху Франции Франциску I. Получив порядочное образование во Флоренции, родовитый итальянец отправился путешествовать по Европе, после чего начал свою карьеру с должности штурмана французского флота. Поначалу Джованни Верраццано плавал в Средиземном море – до тех пор, пока не получил важное задание от французского правительства: найти водный путь, который открыл бы перед западом заветные земли Китая и Японии. Вожделенный путь Джованни так и не нашел – судьба готовила для него иное открытие.

 

В 1523 году исполненный надежды Верраццано, снарядив экспедицию из четырех судов, отправился в путь. Первый шаг оказался неудачным – корабли попали в бурю, которая два из них жестоко потрепала, а еще два погребла на дне Атлантического океана. Уцелевшим морякам ничего не оставалось, как вернуться в Бретань. Но итальянец оказался упрямым человеком и в следующем году вновь отчалил от французского берега. Правда, теперь уже на одном корабле под названием «Дофин». В том же 1524 году «Дофин» достиг Северной Каролины и прошел около мыса Страха, откуда повернул на юг, затем – на север, проплыв тогда еще неизвестные европейцам заливы и бухты Северной Америки. Разыскивая путь в Тихий океан, Верраццано первым исследовал участок восточного североамериканского берега, расположенный между 34° и 46° с.ш., открыл устье Гудзона, заливы Мэн, Памлике и Наррангасетт. Он также первым увидел гавань Нью-Йорк.

 

Правда, итальянский мореплаватель так толком и не понял, что он видел и что открыл. Огромные по площади внутренние воды континента он принимал за открытое море, примыкающее к берегу. Он даже окрестил это «море» в свою честь, и долго еще на картах Америки значилось «море Верраццано». А вот река Гудзон не слишком заинтересовала Джованни – он описал ее, но названия не удостоил, уступив честь первооткрывателя Генри Гудзону. Высадившись на побережье Северной Каролины, Верраццано повстречался с разукрашенными перьями индейцами, которые оживленно приветствовали заморских гостей. Он даже составил их этнографическую характеристику, пусть и несколько поверхностную. Знаменательная экспедиция закончилась островом Ньюфаундленд – за несколько месяцев до прибытия туда португальца Эстебана Гомеша.

 

В конце концов, окончательно утратив надежду найти мифический путь к Восточному океану через воды Атлантики, летом 1524 года Джованни вернулся во Францию. Из Дьеппа он отправил свое письмо к Франциску, в котором подробно изложил все, что узнал за океаном. Понятно, что в свете последующих открытий это послание было несколько наивным и неточным, но монарх заинтересовался находками, которые отныне считал своими законными владениями. Брат же мореплавателя составил из его слов карту – такую же наивную и неточную, но очень прогрессивную для той эпохи.

 

В 1527 году неутомимый Верраццано вновь отправился разыскивать неуловимый пролив между океанами, который вновь не нашел, зато достиг Бразилии, где закупил драгоценный красный сандал. Третье путешествие стало для него последним. В 1528 году, прихватив с собой брата, Джованни отплыл к берегам Флориды и Багамам. Причалив к Антильским островам (некоторые утверждают, что к Гваделупе), моряки сошли на берег. Но берег оказался не слишком гостеприимным – вместо дружелюбных индейцев команда Верраццано столкнулась с туземцами-каннибалами. Из этого плавания Джованни так никогда и не вернулся… Говорят, что его попросту съели темнокожие варвары. Участь, конечно, более чем печальная, но утешением памяти исследователя может послужить тот факт, что с недавнего времени в Нью-Йорке каждого 7 апреля отмечают День Верраццано.

Смотрите также